Он немножко подустал

Я тут подружился с Эмиром Кустурицей, да. Я дважды был у него в гостях, мы с ним как-то еще выпивали, потом он был у меня в гостях. Внешне и в поведении — очень простой и демократичный, никакой дистанции не держащий. С ним мне стало сразу очень просто. Я могу взять его под локоток, попросить: «Иди сюда, надо с другом сфотографироваться». Я вижу, что для него с этим нет никаких проблем. Я приведу пример, что я 5-го января был в гостях у Кустурицы, а оттуда прилетел и сразу поехал в гости к Никите Сергеевичу Михалкову. Я очень люблю Никиту Сергеевича, но это чуть-чуть другое. Никита Сергеевич — это все равно немножко генерал Котов, немножко Троекуров, немножко все свои роли. Мы тоже с ним очень хорошо. Вообще он гениальный просто мужик. У него там есть свои вопросы ко мне, у меня — к нему, но в целом все нормально. А у Кустурицы есть вот это ощущение очень свойского и человеческого. Мы там приехали на фестиваль к нему, там разнообразные западные звезды, Ноам Хомски, кстати, приезжал. Но он все время проводил со мной. Что-то мы сидели, трепались. Ко всему окружающему при этом Эмир относился достаточно индифферентно. Я это оценил. Ну, может он думает, что я посол из России, от Путина. Но мне показалось, что нет, он просто тепло меня воспринимает. Я его пригласил в Донбасс съездить — он тут же согласился. Концерт, кино, музыка — все бесплатно. Но я иногда думаю, что в нем есть душевная утомленность. Он немножко подустал, немножко не верит всему окружающему миру. Он раскрыт, но втайне знает, что везде какое-то предательство. Но нам сложно с ним и подружиться по-настоящему, он старше меня лет на пятнадцать. Тем более он человек сербской культуры, я — русской. В целом, я ему очень доверяю, он доверяет мне. Есть ощущение, что он подустал за эту огромную долгую жизнь в Голливуде, на Каннских фестивалях. За последний, очень крутой фильм «По Млечному пути» ему не дали ни одного приза. По сути, прокатили его за его разнообразные взгляды. И он порой, может быть, смотрит на меня и думает: «Вот, Захар, я вступился за таких как ты, вступился за Крым и Донбасс, а теперь я в Каннах не получаю ничего». Может быть, такое появляется. Но потом он понимает, что, по сути, он вел себя правильно. Но позвал Роберта Де Ниро — а Де Ниро отказался приехать. Чтобы было понятно, что такое изначально Эмир Кустурица, я расскажу один случай. Я прилетел в Белград, и мне уже раз пятый предлагали с ним познакомиться. Я поначалу отнекивался: кто такой я, и кто такой Кустурица. Мне говорят: «Нет, он сам с тобой хочет познакомиться». Я говорю: «Тогда ладно, давай». Он снимает ресторан, стол огромный накрывает в центре Белграда. Я до самого вечера об этом не знал и пообещал своему издателю из маленького сербского издательства, что я приду на его пьянку на окраине города, в каком-то пивном баре. А потом я узнаю, что Эмир Кустурица меня зовет. Я издателю говорю об этом. Он: «Я все понял, сейчас ты меня бросишь, уедешь из пивного бара в ресторан к Кустурице и не вернешься». Я говорю: «Я тебе клянусь, я вернусь». Я приезжаю в этот самый дорогой ресторан в центре Белграда. Приезжает Эмир Кустурица. Что парадоксально, он прилетел из Мексики в свою деревню, и оттуда семь часов ехал на машине, чтобы со мной встретиться. Он приезжает, и я ему говорю: «Слушай, Эмир, у меня там издатель накрыл стол на краю города, давай оставим этот кабак и уедем туда». Я не знаю, как в Саратове объяснить, но в Москве, допустим, есть ресторан «Пушкин», а есть район Бутово, где гопники. И я, представьте, встречаюсь с Никитой Михалковым и говорю: «Никита Сергеевич, нафиг «Пушкин», поехали в Бутово, там есть такая пивная зашибенская, и там меня мужики мои ждут с воблой». И я сказал Эмиру, и он не то, что две секунды или пол-секунды… Он вообще не думал. Просто встал, сказал: «Да, встали, пошли». Тут же отдал за весь этот ресторан деньги, мы вызвали такси и умчались на эту окраину. Он идет по улице — ну, представьте, что по Бутово идет Никита Сергеевич Михалков — все кричат «О! Эмир, Эмир!» Он совершенно спокойно проходит, садится в эту пивную. Издатель офигел. С другой стороны, я был уже немного пьяный, я подумал, я же русский писатель, могу я забрать с собой Кустурицу или нет. Ты Эмир, я Захар, ну в чем проблема? Может быть, на него это подействовало. Хотя, конечно, потом были мысли: что ты делаешь, это же Эмир Кустурица, он снял «Аризона Дриминг», он снял «Жизнь как чудо». Он очень сложный человек, но способен на такие поступки. Я, честно говоря, не знаю в России таких режиссеров, из мастодонтов, которые могут сподобиться на такие поступки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *