Больше никогда уже не действовал

В 1944 году в Освенцим стали прибывать эшелоны с евреями из Венгрии. К тому времени немцы уже поняли, что проигрывают войну, но уничтожение евреев — “окончательное решение еврейского вопроса” — было объявлено едва ли не главной целью политики Германии.

Именно в эти дни члены зондеркоманды попытались сообщить миру и своим соплеменникам в Венгрии правду о том, что происходит в Освенциме. Они подготовили статистику о количестве ежедневно уничтожаемых в лагере евреев, а также каким-то образом сделали фотографии трупов и крематориев. Эта информация была передана зондеркомандой членам действовавшего в лагере подполья, состоявшего из узников других национальностей, — в надежде, что те сумеют переправить ее за рубеж. Увы, эта надежда не оправдалась.

В мае 1944 года несколько евреев сумели сбежать из Освенцима и добраться до Словакии. Однако когда они стали рассказывать о том, что происходит в Освенциме, им попросту не поверили.

Тем временем Красная армия продолжала успешно наступать, и количество эшелонов, прибывающих в Освенцим, уменьшалось день ото дня, а значит, уменьшалась и потребность немцев в зондеркоманде.
Понимая, что смерть близка, члены зондеркоманды стали готовить восстание, чтобы умереть, сохранив честь и человеческое достоинство.

Поначалу они планировали поднять общее восстание узников Освенцима, но члены лагерного подполья дали им понять, что советская армия уже близко, и они предпочитают ее дождаться. Работники зондеркоманды такой роскоши себе позволить не могли, и потому продолжили готовить восстание, одновременно рассчитывая на помощь подполья хотя бы в передаче оружия.

Так как при лагере действовал большой завод по производству боеприпасов, несколько работающих там девушек сумели вынести на себе порох и взрывчатку. Активисты антифашистского подполья передали зондеркоманде сделанные ими заточки, а самодельные гранаты и мины делались из обычных консервных банок.

Предполагалось, что восстание начнут одновременно всеми четырьмя зондеркомандами, работавшими у лагерных печей. Однако жизнь, как это часто бывает, спутала эти планы.

Когда 7 октября 1944 года команда СС прибыла к крематорию номер 4 со списком 300 из 451 членов зондеркоманды, подлежащих уничтожению, работники зондеркоманды набросились на нацистов и забросали их гранатами. 3 эсэсовца были убиты и порядка 30 ранены. Отобрав у них оружие и заперев их в здании, члены зондеркоманды решили взорвать и поджечь его. В результате их действий четвертый крематорий был уничтожен и больше никогда уже не действовал.

Взметнувшееся вверх пламя было замечено в других частях лагеря, и охрана немедленно заблокировала все выходы из других крематориев, задействовав ворота с электрическим приводом. Одновременно эсэсовцы стали стягивать крупные силы к четвертому крематорию. Зондеркоманда пошла на прорыв, в ходе которого большинство ее членов погибли, но часть, как ни странно, смогла уйти. Пройдя 9 км, беглецы добралась до бывшей деревни Райско, где располагалось одно из подразделений Освенцима. Здесь участники прорыва были уничтожены.

Так закончилась история единственного восстания в лагере смерти Освенцим, он же Аушвиц-Биркенау. Из всех его участников выжили только трое: братья Авраам и Шломо Драгун и Филипп Миллер. Судя по всему, Миллер укрылся в руинах взорванного четвертого блока, а братья Драгун в ходе прорыва откололись от основной группы и спрятались в пятом блоке.

Сразу после подавления мятежа гестапо приступило к его расследованию и арестовало четырех девушек, работавших на заводе боеприпасов. Несмотря на чудовищные пытки, девушки не назвали ни одного имени и в итоге были повешены на лагерном плацу.

“История этого мятежа достойна быть вписанной золотыми буквами в историю Холокоста. Это была, прежде всего, победа человеческого духа над всем попытками немцев сломить его, поместив людей в ужасные условия и, по сути, превратив их в скот”, — считает Гидеон Грейф.

17 января 1945 года нацисты распахнули двери остальных бараков, где жили работники зондеркоманды, и велели им выходить наружу. Зная, что на выходе из барака по ним будет открыт огонь, люди стали выпрыгивать в окна, пытаясь смешаться с тысячами и тысячами других узников лагеря. Некоторым это удалось, и они стали участниками начавшегося 18 января “марша смерти”. На протяжении всего этого “марша” эсэсовцы требовали, чтобы члены зондеркоманд вышли из строя и назвали свой номер, но ни один не отозвался.

Как уже было сказано, последним из бывших членов зондеркоманды ушел в лучший мир Элиэзер Айзеншмидт, один из тех, кто изготавливал гранаты для восстания. После освобождения из лагеря он женился на девушке из числа бывших узниц, и в 1946 году они вместе приехали в Израиль, где вырастили двоих детей и семерых внуков. Один из внуков Айзеншмидта погиб во время службы в ЦАХАЛе. Так история завершила свой круг, чтобы начать двигаться дальше, по новому витку бесконечной спирали…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *