Нечто среднее между сараем и избой

Пожалуй, самая интересная и запутанная из таких историй связана с исчезнувшим Нижегородским вокзалом. Ведь в Москве на виду девять вокзалов, а железнодорожных направлений десять. Горьковского или Нижегородского вокзала в городе нет: в Нижний мы ездим с Курского. А он был, и я вот уже несколько лет ломаю голову, как сделать туда хоть какую-то экскурсию: пристанционных зданий осталось очень мало, но места действительно фантастические.…

Далее

Легкий вред здоровью

Как стало известно «Фонтанке», в ночь избиения в квартире на Будапештской улице находились шестеро взрослых: 31-летняя хозяйка Елена Холмирзоева, отмечавший свое 25-летие бывший контрактник ВМФ Сергей Караванов, его 21-летний друг Иван Беляков и их товарищи Мелисса, Роман и Виталий. По меньшей мере, несколько человек из компании слыли завсегдатаями квартиры и чуть ли здесь не жили.…

Далее

Была соблюдена формальность

Истоки современной украинской государственности берутся из Украинской народной республики (автономной с лета 1917 года, независимой с января 1918 года). Более того. После её разгрома история этого государства в юридическом смысле полностью не завершилась: вплоть до 1992 года оно имело правительство в изгнании, имело какой-то бюджет, вело культурно-разъяснительную работу, в общем, было пешкой в потоке международных отношений, но пешкой реальной.…

Далее

Неопределенное, спокойно-неясное впечатление

Изучая влияние природы страны на человека, мы иногда пытаемся в заключение уяснить себе, как она должна была настраивать древнее население, и при этом нередко сравниваем нашу страну по её народно-психологическому действию с Западной Европой. Этот предмет очень любопытен, но не свободен от серьёзных научных опасностей.…

Далее

Переходит всякое вероятие

Важная новая черта жизни Петербурга второй половины XIX в. — изменение характера городской застройки в связи с тем, что с приходом капитализма заметно дорожала городская земля. Как в центре, так и на окраинах в этот период строилось большое количество доходных домов, которые становились теперь основным видом жилых построек.…

Далее

Хронически недовольный

Николай Розов свёл воедино черты разработанного Ю.Левадой и Л.Гудковым и подкреплённого результатами многолетних социологических опросов нормативного концепта «простой советский/постсоветский человек»:

– «массовидный, усреднённый, подозрительный ко всему новому и своеобразному;

— неспособный понять поведение другого, если оно не выражено в языке иерархии государственных статусов;

– адаптированный к существующему социальному порядку — адаптация носит пассивный характер: массовый человек принимает произвол остающегося по-прежнему бесконтрольным «государства»;

– ограниченный (в интеллектуальном, этическом и символическом плане), не знающий иных моделей и образов жизни, ориентирующийся на упрощённые образцы отношений;

– иерархический, чётко осознающий, что не только экономические и социальные блага, но и человеческие права, внутреннее достоинство, уважение, «честь» распределяются в соответствии с социальным статусом и положением в структурах власти;

– хронически недовольный прежде всего, тем, что предоставляется ему в качестве всем «положенного», а потому разочарованный, завистливый, фрустрированный постоянным и систематическим расхождением внутренних запросов, и тем, что ему «дано»;

– считающий себя вправе обманывать всех, с кем он имеет дело: как начальство, власть, так и своих близких, лукавый, демонстрирующий лояльность властям и своему окружению, но по- настоящему заботящийся лишь о своем выживании или об очень узко понимаемых прагматических интересах;

– неуверенный в себе, он никогда не может полагаться на действие правил формальных государственных институтов, значит, на правовую и социальную защищённость, стабильность, предсказуемость условий своего существования; имеет хронический комплекс недооценённости, коллективной ущемлённости;

– вместе с тем его разочарованность и чувство неполноценности компенсируются сознанием своей (массовой, коллективной) исключительности;

– эти чувства прорываются неупразднимой ностальгией по идеализируемому прошлому, к которому относят все несостоявшиеся мечты, страхи вплоть до ксенофобии и параноидальной убеждённости в существовании внешних и внутренних врагов, тёмных сил и «заговоров» против России;

– жёсткость предъявляемых к нему нормативных требований и правил снимается не только двоемыслием и лукавостью, но и коррупцией (причём эта коррупция двунаправленная: подкупается не только власть, но и само население.…

Далее

Убийственный ужас внеконтекстного

Предмет, который ничего не означает и действие, которое равно само себе и не отсылает нас ни к чему иному – вот что по-настоящему невыносимо, недостижимо и притягательно для нас, людей, безнадежно захваченных интерпретацией, толкованием метафор и символов, платоническим возведением всего к умозрительному образцу, отравленных логоцентризмом слуг репрезентации, занятых чтением мира как послания, наделением всего проекциями своих желаний и страхов.…

Далее

Обратно к принцессам

Рожденная в Индии, Лакшми Свами приехала в Англию через Кувейт по договору в качестве прислуги двух сводных сестер кувейтского эмира. Принцессы регулярно проводили 6 месяцев в году в Бейсуотере (центральный Лондон) и привозили прислугу с собой. Они относились к этим женщинам с исключительной жестокостью и в физическом, и в моральном плане: избиение ручкой швабры, проводом или хлыстом было обычным делом; Лакшми повредили глаза, бросив ей в лицо связку ключей, выдернули у нее два золотых зуба.…

Далее

Приятие бесполезности любого усилия

У русского народа есть единая душа; она видна особенно ясно, если не брать в расчет интеллектуалов, которые выделяются из народной массы, поскольку их душа впитала элементы, привнесенные извне.

Черта русского — смирение; на первом месте — недоверие к выскочкам; демократизм русского народа; власть была ему навязана сверху; это что-то вроде покрывающей его крышки.…

Далее

Задолго до того, как вы решили их купить

А потом наступила финансиализация.

Сегодняшний городской пейзаж – заведения, обеспечивающие дорогие деньги, дешевый труд и бесплатную еду – представляет собой зримый символ того, чего достиг неолиберализм. На смену зарплатам, которые не растут, пришли займы: наша жизнь финансиализируется.

«Финансиализация» – длинное слово, хотелось бы использовать покороче, но именно оно лежит в основе неолиберального проекта и его нужно лучше понять.…

Далее